С.В. Киселев о прод. безопасности в Евразийском регионе

С.В. Киселев о прод. безопасности в Евразийском регионе
В конце августа мы встретились с Сергеем Викторовичем Киселевым  –  доктором экономических наук, заведующим и профессором кафедры агроэкономики Московского государственного университета им. Ломоносова –  и в неформальной беседе обсудили с ним актуальные проблемы продовольственной безопасности, с которыми на сегодняшний день сталкивается как Россия, так и весь Евразийский регион. Мы также обсудили взаимосвязи между развитием экономики, международных связей и сельскохозяйственного потенциала Евразийского региона. Результатами этой интересной и насыщенной беседы мы и решили поделиться с вами, разделив их на две части. Первая часть, представленная ниже, фокусируется на внутренних аспектах проблем продовольственной безопасности региона. Вторая часть, затрагивающая вопросы влияния международных отношений и внешних факторов на продовольственную безопасность и сельскохозяйственный сектор региона, будет опубликована в октябрьском номере Бюллетеня Аграрного центра МГУ.

Корреспондент: Концепция продовольственной безопасности ЕврАзЭС была принята в 2009 г., а Концепция повышения продовольственной безопасности государств-участников СНГ – в 2010. Оба документа описывают возможные механизмы обеспечения продовольственной безопасности в региональном, межгосударственном аспекте, но, несмотря на это, их реализация идет крайне медленными темпами. Как вы считаете, почему так происходит, и какие действия страны-члены могли бы предпринять, чтобы успешно реализовать обозначенные в концепциях шаги?

Профессор Киселев: Само название документа не совсем правильно отражает его суть в том смысле, что документ носит скорее рекомендательный, чем обязательный характер. Кроме того, для реализации любого документа нужны финансы. А какого-то общего финансирования в рамках ЕврАзЭС  и СНГ не существует. Нужны общая аграрная политика, общий бюджет. Поэтому данные концепции реализуются самими государствами-членами исходя из тех финансовых, природных, социоэкономических возможностей, которые у них существуют.
Что можно предпринять, чтобы реализовать обозначенные в концепциях шаги? На мой взгляд, для улучшения продовольственной безопасности в целом необходимо в первую очередь развивать экономику, фокусируясь на развитии сельскохозяйственного сектора. К сожалению, сейчас экономика находится в стадии стагнации. Так, в Российской Федерации уже в 2015 году был отмечен спад валового внутреннего продукта. В текущем году также будет его сокращение. На следующий год прогнозируется рост в пределах всего одного процента. Несмотря на то, что сельское хозяйство продолжает развиваться неплохими темпами я ожидаю стагнации и в аграрной экономике. Просто она (стагнация)по объективным обстоятельствам имеет «отложенный» характер. Сельское хозяйство консервативная отрасль, медленно реагирующая на экономические импульсы.  Общий спад в экономике негативно отражается на возможностях внедрения инструментов, отмеченных в обсуждаемых концепциях как в России, так и в других странах-участниках соглашений. Подъем общей экономики позволит выделять большие средства на обеспечение продовольственной безопасности через обеспечение уровня доходов населения и развитие сельскохозяйственного производства, пищевой промышленности, перерабатывающий промышленности, торговли, транспорта и других сопряженных отраслей.

Корреспондент: По мнению экспертов, одной из важнейших причин возникших недостатков во взаимной торговле стран региона является несовершенство информационного обеспечения продовольственных рынков. Чтобы решить эту проблему, многие эксперты считают необходимым реализовать комплекс мер по формированию межгосударственной сети информационно-маркетинговых центров и усовершенствовать совместные научно-исследовательские структуры, а также продолжить практику разработки единой программы фундаментальных и прикладных научных исследований. Согласны ли вы с таким мнением? Что, на ваш взгляд, является наиболее важным элементом в решении проблем информационного обеспечения продовольственных рынков? Какую роль мог бы сыграть Аграрный центр МГУ и подобные ему центры в решении проблем информационного обеспечения продовольственного сектора региона?

Профессор Киселев: С таким мнением согласен. Наш мир меняется под громадным воздействием средств массовой информации, интернета, информационных технологий на все сферы жизни и экономики. Обеспечение безопасности, государственное управление, развитие системы закупок, бухгалтерии, масштабных логистических процессов в целом без учета информационных технологий невозможно. С начала 90-х годов в Российской Федерации было сделано очень многое для обеспечения развития таких технологий, в том числе при поддержке Всемирного Банка. Такие программы, как АРИС – Аграрная Российская Информационная Система – способствовали развитию информационных технологий, направленных на поддержку инициатив по обеспечению продовольственной безопасности. В период реализации этой программы произошли очень большие позитивные изменения в информационном и консультационном плане, создавались центры рыночной информации. Такие центры и по сей день продолжают успешно работать в большинстве аграрных регионов России.
С другой стороны, так и не удалось создать развитую консультационную систему как элемент информационной системы. Не просто информационное обеспечение рынков, которое, безусловно, важно для торговли, но и информационно-консультационную систему для производства. Открою вам маленький секрет: сейчас Российская Федерация ведет работу по подготовке концепции внедрения интернет-технологий для развития сельского хозяйства. На основе этой концепции будут разработаны шаги по развитию информационно-консультационных центров для сельскохозяйственного производства.
Развитие товарных бирж тоже очень актуально. Например, биржа зерна. Мы до сих пор ориентируемся на цены Чикагской товарной биржи для определения цен на зерно. До сих пор не существует общепринятой зерновой биржи внутри СНГ, ЕврАзЭС  – цены Чикагской биржи, как правило, берутся за основу. Развитие мощной биржи, признанной внутри региона, способствовало бы укреплению региональной продовольственной безопасности.

Корреспондент: Есть мнение, что единый аграрный рынок стран евразийского пространства может стать не только одним из наиболее крупных региональных рынков мира, но и способен легко обеспечить значительную часть растущих глобальных потребностей в продовольствии. На ваш взгляд, так ли это? Если да, какие шаги необходимы для развития такого потенциала?

Профессор Киселев: Конечно, я согласен с этим мнением. Хотя надо оговорится, - речь может идти об конкретных определенных товарах. Если взять Евразийский регион, то, например, крупнейшая страна региона – Российская Федерация – сохраняет очень большой неиспользованный потенциал роста производства. Сейчас, в частности, в России ожидается урожай зерна в районе 106 млн тон (на момент публикации, по данным Минсельхоза, урожай зерна в России ожидается на уровне 113 млн тонн). На самом деле, Россия могла бы спокойно производить 125 млн тонн зерна. Возможности, прежде всего, природные, это позволяют. Но недостаточное использование квалифицированного рабочего труда, недостаточное использование минеральных удобрений, недостаточное обеспечение производства современной техникой и современными ресурсосберегающими технологиями, для которых нужна, опять же, техника и инвестиции, этого пока не позволяют. Если говорить в целом, то для того, чтобы развить, использовать даже этот потенциал – сколько у России неиспользованной земли, пригодной для эффективного сельского хозяйства? – нужны средства, финансирование и спрос на то, что этот потенциал может нам дать. Там, где есть спрос, например, на ячмень для близлежащего пивоваренного завода, локально и развивается потенциал, вводятся в производство ранее заброшенные земли, производится продукт, на который есть спрос.
Необходимо налаживать взаимосвязи между сельскохозяйственным производством, переработкой и рынками спроса на производимую продукцию. Для этого, в первую очередь, нужен спрос, а для того, чтобы рос спрос, нужно, чтобы и экономика росла. То есть все взаимосвязано.
Вот сейчас мы переживаем сложный период в экономике, спад доходов населения, что очень затрудняет возможности стимулировать производство за счет спроса. Уменьшение спроса и растущие предпочтения населения в сторону экономии, в том числе, на продуктах питания – это естественная рациональная реакция любых экономических агентов. Российская ситуация в этом смысле не уникальна. Снижение спроса, в свою очередь, снижает желание инвестора вкладывать в развитие производства – и мы опять сталкиваемся с кругом взаимозависимостей, из которого очень трудно выбраться. Сложившаяся ситуация и привела к тому, что Россия попала в ситуацию стагнации. Не помогает и экспорт. Россия по большинству сельскохозяйственных и продовольственных товаров является неконкурентоспособной. Я имею в виду прежде всего так называемое дальнее зарубежье.
Для России сейчас очень важно приложить все усилия, чтобы из этого круга взаимозависимостей выбраться.  На данном этапе не совсем понятно, какой необходим толчок, чтобы помочь экономике вырваться из сложившейся ситуации. Что это будет: государственная ли поддержка, которая, к сожалению, сама по себе не сможет решить всех проблем, иностранные ли инвестиции, для которых сейчас не совсем благоприятная среда, или что-то еще – пока не ясно.
Период небольшого роста, в который сейчас вступила Российская Федерация, очень сложный, несмотря на то, что потенциал для большого роста существует. Прогнозировать, сколько настоящий период стагнации может продлиться, очень непросто. Можно с большой долей вероятности сказать, что если внешние факторы – геополитика, резкие природные изменения – останутся неизменными, то сегодняшняя ситуация в экономике может продлиться еще несколько лет, 2-3 года минимум. Пока не видно факторов, которые могли бы прервать это в течение ближайших лет.

 
Для того, чтобы оставить комментарий вы должны войти или зарегистрироваться
Комментариев: 0