Устойчивость продовольственных систем к шокам во многом зависит от диверсификации сельской экономики, отсутствия торговых ограничений, развития систем социальной поддержки и цифровой связи

Об этом заявил заместитель директора Евразийского центра по продовольственной безопасности (ЕЦПБ), научный сотрудник Факультета почвоведения МГУ Роман Ромашкин в ходе выступления с докладом на Международном форуме «Продовольственная политика, сельское развитие и гендерное равенство в Восточной Европе, Центральной Азии и Южном Кавказе: современные тенденции и влияние пандемии Covid-19», организованном Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (ФАО) в сотрудничестве с НИУ "Высшая школа экономики". Участники форума обсудили актуальные вопросы политики в области сельского хозяйства и продовольственных систем и их связь с гендерным неравенством в сельских районах региона Восточной Европы, Центральной Азии и Южного Кавказа, определили проблемы, возникшие и усилившиеся в связи с пандемией COVID-19, рассмотрели перспективные практики, способствующие достижению Целей ООН в области устойчивого развития, и предложили решения для развития адаптивных и инклюзивных продовольственных систем.

Характеризуя динамику развития аграрных систем стран Центральной Азии и Южного Кавказа, представитель ЕЦПБ отметил, что Узбекистан является единственным в регионе государством, которому практически удалось утроить добавленную стоимость в сельском хозяйстве за период с 1991 г. по 2019 г. Высокими темпами развивался и аграрный сектор Армении. Однако после 2015 г. вследствие структурных ограничений аграрный сектор страны вступил в фазу спада. В результате темпы роста добавленной стоимости Армении снизились до среднемировых показателей, что соответствует удвоению добавленной стоимости в сельском хозяйстве. Казахстан и Таджикистан испытали наиболее глубокий трансформационный спад в средине 1990-ых гг. Но если Таджикистану удалось достичь среднемировых показателей, то Казахстан только смог восстановиться до уровня 1991 г. Это единственная страна в регионе, которая до сих пор не вступила в фазу поствосстановительного роста.

Оценивая прогресс в области продовольственной безопасности, докладчик подчеркнул, что в регионе только Таджикистан испытывает трудности с наличием продовольствия, исходя из суточной нормы калорий. При этом ни в одной стране не сформировано достаточных объемов предложения по основным группам продовольственных товаров в соответствии со среднефизиологическими нормами их потребления. Это является следствием низкой экономической доступности продовольствия в силу высокого уровня бедности. Серьезную обеспокоенность вызывает и распространенность в регионе среди взрослого населения избыточного веса и ожирения, что является фактором развития неинфекционных заболеваний. Причем ожирение встречается чаще у женщин, однако смертность от причин, связанных с ожирением, выше у мужчин. В этой связи Роман Ромашкин обозначил необходимость ориентации национальных продовольственных систем на обеспечение полноценности питания, включая пропаганду здорового образа жизни, развитие соответствующей инфраструктуры и формирование у различных групп населения адекватных современной нутрициологии моделей пищевого поведения. В целом в регионе отмечается положительная динамика продовольственной безопасности, но ее уровни в различных странах продолжают оставаться невысокими. Наименьшим интегральным показателем продовольственной безопасности по разработанной ЕЦПБ методике характеризуется Таджикистан.

На стабильность производства, производительность, доходы в сельском хозяйстве и питание населения влияют процессы деградации земель. Оценки ЕЦПБ свидетельствуют о критической ситуации в странах Центральной Азии, где на фоне существующей глубокой деградации происходит дальнейшее развитие деградационных процессов. Особенно тяжелое положение в Узбекистане, где с 2000 г. по 2015 г. ухудшилось состояние четвертой части земельной площади. Ведущим процессом деградации является опустынивание на фоне засух и проблем с водообеспечением. По словам докладчика, для преодоления сложившейся ситуации необходимо активно внедрять подходы устойчивого управления земельными и водными ресурсами, среди которых улучшение состояния мелиоративных систем, ведение адаптивно-ландшафтного земледелия, использование агроэкологических практик. Высокий потенциал сотрудничества заложен в реализуемых ЕЦПБ и Факультетом почвоведения МГУ цифровых проектах с возможностями масштабирования на весь регион. Прежде всего, речь идет о создании региональной почвенной информационной системы на основе распределенной по странам сети дата-центров, работа которых направлена на сбор и оцифровку почвенных данных, алгоритмизацию расчета таких показателей, как рекомендуемые дозы внесения удобрений, нормативная урожайность, запас почвенного углерода.

Важной составляющей продовольственных систем и их развития является торговля. Кроме того, развитие агропродовольственного экспорта выступает одним из основных приоритетов национальных агропродовольственных политик многих стран региона. В этой связи спикер обратил внимание на тот факт, что все страны Центральной Азии и Южного Кавказа являются нетто-импортерами агропродовольственных товаров. В наибольшей степени от импорта зависят Азербайджан, Кыргызстан и Таджикистан. Им так и не удалось улучшить баланс торговли. Наиболее экспортоориентированными странами являются Армения и Казахстан, доля экспорта которых в добавленной стоимости сельского хозяйства превышает 40%. Кроме того, Роман Ромашкин отметил постепенное снижение доли внутрирегиональных поставок агропродовольственных товаров. Наиболее ориентированным на внутрирегиональную торговлю остается Азербайджан (более 70% экспорта), а наименее ориентированным – Таджикистан (около 30% экспорта). При этом единственный страной, у которой растет доля поставок на региональный рынок является Узбекистан.

По мнению представителя ЕЦПБ, развитие внутрирегиональной торговли тормозят меры по ограничению экспорта. Торговые ограничения подрывают доверие к политике торговых партнеров, ведут к ухудшению продовольственной безопасности в странах-импортерах, снижению эффективности в сельском хозяйстве вследствие ориентации на импортозамещение. Тем не менее, в период пандемии поставки на региональный рынок росли, что позволило смягчить неблагоприятное влияние сокращения импорта из третьих стран.

Финансовые и пандемические шоки оказывают значительное влияние на денежные переводы трудовых мигрантов, которые вносят существенный вклад в обеспечение макроэкономической стабильности и продовольственной безопасности в ряде стран региона. Особенно сильно от переводов зависят Таджикистан и Кыргызстан. Максимальное значения объемов денежных переводов, измеренных в долларовом эквиваленте, было достигнуто в 2013 г. Под влиянием девальвации российского рубля, который после 2013 г. обесценился более чем в 2 раза, денежные переводы в Таджикистан сократились на 38%, в Узбекистан – на 30%, в Кыргызстан – на 9%. При этом сокращение переводов, измеренных в рублях, во время финансовых шоков было весьма умеренным. В целом наблюдается их рост. Кроме того, прослеживается четкий тренд увеличения доли резидентов в денежных переводах, что обусловлено ростом числа мигрантов, получивших российское гражданство. По словам Романа Ромашкина, в период пандемии COVID-19 переводы в Узбекистан были более устойчивыми по сравнению с переводами в Таджикистан и Кыргызстан. В целом сокращение переводов наблюдалось в марте-апреле. Уже в июне объемы переводов превысили показатели 2019 г.

Необходимым условием формирования инклюзивных продовольственных систем в регионе является повышение сельской занятости. Численность сельского населения продолжает увеличиваться во всех странах, кроме Армении и Грузии. Во многих странах растет доля женщин в сельском населении. Причем уровень безработицы среди женщин зачастую выше, чем среди мужчин. Особенно высокий уровень безработицы среди молодых женщин. В этой связи спикер отметил, что расширить возможности трудоустройства могла бы диверсификация сельской экономики, включая стимулирование развития переработки сельскохозяйственной продукции, сбора дикоросов, деятельности по обслуживанию производственно-сбытовых цепочек (логистические и складские услуги), производства сельскохозяйственной продукции с более высокой добавленной стоимостью (фрукты и овощи; органическая продукция). Кроме того, пандемия COVID-19 выявила необходимость развития систем социальной поддержки и цифровой связи для смягчения влияния подобных шоков на наиболее уязвимые группы населения, а также внедрения цифровых технологий в целях повышения конкурентоспособности сельскохозяйственного производства и устойчивости продовольственных систем.

По результатам мероприятия будет опубликовано и доведено до сведения правительств стран региона резюме обсуждений и рекомендаций в целях разработки обоснованных, социально инклюзивных и учитывающих гендерную проблематику стратегий развития аграрного производства и сельских регионов.

Результаты состоявшихся обсуждений будут учтены в ходе проходящего Регионального диалога ФАО и его заключительного заседания в мае 2021 г., а также в ходе Саммита ООН по продовольственным системам в 2021 году.